Проблема Владимировны

Тимошенко

Никогда не думал, что у нее возникнут проблемы. Разве могут быть проблемы у людей, которые всегда делают то, что принадлежит? О ее школьные годы я не знаю, могу только догадываться, что так же, как и в институте, в школе она была образцовой жовтеняткою, пионеркой, комсомолкой и, конечно, отличницей. Особого таланта у нее не было.

Ни что касается физической силы или внешней красоты, ни относительно умственных способностей. Нормальная девушка, у которой все на месте. Там, где надо, прическа, где надо — улыбка. Не высокая и не низкая, не блондинка и не брюнетка. Все у нее сделано вовремя, все конспекты написаны стихи изучены, задачи решены. Она никогда не делала ничего лишнего. Когда мы студентами рассказывали анекдоты о Брежневе, она всегда оказывалась где-то в стороне. Став учительницей, Владимировна, как ее звали с 22-х годов, говорила детям то, что нужно, не задумываясь и детей к этому не приучая.

Вовремя успевала повесить в кабинете вместо портрета Брежнева портрет Андропова, потом Черненко, потом Горбачева. Когда все изменилось, Владимировна начала преподавать вместо русского украинский, обучая детей уже не слов «союз нерушимый», а слов «ще не вмерла». Безболезненно заменила «ленинские часа» на «шевченковские часа», продолжая делать то, что было нужно. К тому времени мы все из учителей разбежались. Кто куда. Кто погоны надел, кто в начальство выбился, кто в бизнесе чего достиг, кто просто так устроился, а кто и вообще умер. А Владимировна так до сих пор учит детей. Учит так, как ей говорят. Что за Кравчука, что при Кучме, какая разница? Грамматика же остается. Только один раз я попробовал было заговорить с ней о том, что далеко не всегда указания свыше бывают правильными, иногда и самому подумать стоит. Непонятна она меня. Потому что всю жизнь добросовестно выполняла то, чего от нее требовали. Не задавала вопросов, считая, что есть умные люди, которые все за нее решат. Она все честно выполнит и получит за это должное скромное вознаграждение. Даже то, что ее учительская вознаграждение стала в последние годы слишком скромной, ничего в ней не изменило.

Потому Владимировна в нужное время вышла, как положено, замуж, и имеет мужа, который компенсирует, насколько может, несоответствие зарплаты и потребностей своей жены-учительницы. Никогда не было в Владимировны проблем. Какие могут быть проблемы у человека, никогда не спорит и всегда выполняет все приказы и распоряжения? О том, что уже второй год в кабинете у нее висит портрет Ющенко (образца начала 2004 года), напоминать, думаю, не надо. Разве могло быть иначе? Тем более удивил меня ее телефонный звонок. — Ты в своей редакции все знаешь, — сказала она, — то подскажи, чей портрет теперь нужно вешать после выборов? — А без портрета нельзя? — Спросил я. — Как без портрета? — Удивилась Владимировна, — должен быть кто главный, с кого бы дети брали пример, на чей авторитет можно было бы ссылаться. Против этого аргумента я оказался бессилен.

Не стоило тратить время и напоминать, что все предыдущие авторитеты, которые висели на стене в школьном кабинете, исчезли из жизни вместе с исчезновением своей власти. Зачем заставлять лишний раз волноваться заслуженную учительницу? Ей не думать надо, а портрет вешать. Хотел было посоветовать повесить портрет нынешнего Ющенко, но удержался. Сказал, что не знаю. Что у меня в кабинете вместо портрета висит календарь, я ежегодно заменяю без всяких идеологических размышлений. — А на календаре у тебя чей портрет? — Переспросила Владимировна. Я ничего на это не ответил. Видно, у нее теперь действительно проблема. Так же, как и у всех нас. Сначала проголосовали, а теперь думаем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *